Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
Поиск
Ручная лоза

Столы, стулья, детские санки и кресла-качалки – что только не плетет из ивняка Александр Андреев, житель села Бобровка Кинельского района. Мастер уверен – всего, что можно сделать из ивы, и за всю жизнь не переделаешь: настолько она универсальна.

Покоритель ивового прута

Какова ценность ивового прутика? Для несведущего – никакая, сор и только. У основания толстый, ближе к концу – как ниточка, еще покрыт горькой корой. Одним словом, ни гвоздем прибить, ни печку истопить. А вот Александр Андреев знает в нем толк. Он и дерево-то называет почтительно и ласково – «ивушка». Мастер дает ей новую жизнь, создавая свои ажурные изделия. Прутьев и в беседке, и на хоздворе – целые вязанки. Все по калибру и цвету распределены, один к одному подобраны и в снопы подвязаны. Настоящая галерея: здесь и ива обыкновенная, и краснотал, и тальник, и ветла. Прутки – совсем тростинки, и потолще – двух-трехлетки. Под укрытием запасены еще и очищенные. Коллекция постоянно пополняется.

– Я и сейчас встаю на лыжи и иду на речку. Бывает, что какого-то материала не хватает. У меня есть свои участки ивняка на расстоянии 3–4 километров от нашей деревни вверх и вниз по течению реки. За красноталом хожу в соседнее село. Там пески, на которых они растут целыми семьями, – рассказывает Андреев. – На речке мои главные конкуренты – бобры. Они режут прут и утаскивают, чтобы строить свои хатки и плотины. Но и мне, и им хватает. Без материала никто не остается: ивушку чем больше срезаешь, тем гуще она растет. Единственное, один сорт, который раньше у нас был, сейчас уже не найти.

Горячая пора заготовки гуттаперчевого материала начинается с наступлением холодов, когда лист опадет, и длится до самого весеннего ледохода, пока сокодвижение не разбудит иву.

Простор для творчества

Под мастерскую Александр облюбовал летнюю кухню. Шутит, что здесь в зависимости от времени года власть меняется: летом супруга Ирина хозяйничает, а зимой он мастерит. Для работы и печку сладил. В помещении и тепло, и светло, а самое главное – просторно.

– Сначала в баньке плел, потом в мастерской. А как построил летнюю кухню, уже второй год в ней работаю. Здесь условия идеальные. Например, чтобы сплести столешницу, надо много места. Я ее на стол кладу, по сторонам длинные лучи торчат. С трудом дотягиваюсь до середины, чтобы вплести прутья. Для корзинок, вазочек – еще ладно, можно в любом закутке разместиться, – рассказывает умелец.

Свое рабочее место Андреев держит в чистоте и порядке. Стружку, обрезь сразу убирает: они и плести мешают, и мысль задерживают. Весь инструмент умещается в одном сундучке. Он старинный, такие некоторые хозяева уже давно выкинули, как лишний хлам. А у Александра еще справный: ножки, петельки на месте. В нем весь инструмент разложен как на хирургическом столе: с закрытыми глазами можно найти и баночку с гвоздями, и секатор, и пассатижи.

– Специальный инструмент для лозоплетения – жамка, чтобы гнуть прут. Есть еще колунок, чтобы колоть прут на пластины, из которых ленты делаются. Ну и станочек, чтобы ленты готовить. А все остальное – обычные бокорезы, резаки, ножик, отвертки, – рассказывает мастер. – Но иногда в ход идет всякий подручный материал. Вот гирька. Я ее использую как груз, ставлю на дно корзины, чтобы фиксировать прутья. Случается, для стола нужно согнуть палку в круг. Нашел приспособу – обод велосипедного колеса. Как-то надо было сплести шар. А как его сделать? Придумал. Взял мяч, который на­дувается. Вокруг его оплел. Дырочка осталась – сдул и вытащил мяч. Вот и шар!

Хобби или работа

Лозоплетение в жизни Александра заняло все свободное время. Даже при разговоре не покидает ощущение, что он в мыслях занят своим любимым делом. Окажись в его руках солнечный завиток, тут же начал бы складывать причудливые узоры:

– Когда утром собираюсь сюда, дома своим говорю, что иду работать. Но, наверное, это не совсем работа, скорее, удовольствие. Я все время здесь – с осени и до самого апреля.

Он не видит ничего удивительного в своем умении и уверяет, что лозоплетение – простое ремесло. Умельцы с давних пор обратили внимание на сочетание в иве таких свойств, как упругость и гибкость. Чтобы плести домашнюю утварь, лучше не придумаешь. Лозоплетение появилось даже раньше, чем гончарное дело.

– Это сейчас все из пластика и металла. Раньше в деревнях, чтобы крестьянин не умел плести, такого не могло быть. Потому что эти плетенки нужны были везде: ими таскали навоз, в них складывали овощи на хранение, ходили по грибы-ягоды. Корзины, короба, кузова – все это была подручная тара. Даже рыболовные снасти мужики делали из нее. Плели плетни заборов, загонов. Не из чего было делать: в деревнях лес рубить не разрешалось. А прут, пожалуйста, под рукой. Он рос по краю берега: срезай сколько хочешь, – говорит мастер. – И сейчас техника лозоплетения практически не изменилась – складывай себе лозу к лозе. Разве что теперь красивее надо, чтобы в интерьере смотрелось изделие. 

Я ни у кого не учился. А вот у меня учились. Опытом готов делиться со всеми.

Судьбы сплетенье

Супруги Андреевы вместе уже 40 лет. Ровно столько же и увлечен глава семейства лозой, будто это она связала их судьбы в нерушимый узел. Перенял ремесло Александр от дедушки Ирины – Григория Алексеевича. Тот был из-под Одессы. В их округе в каждой деревне чем-то своим промышляли. Летом все на полях, а зимой собирались в артели, одни корзины плели, другие – мебель. Мальчишки только успевали возами доставлять взрослым прут.

– Как-то захожу к деду, а он делает из ивовых прутьев стульчики. Меня заинтересовало: как практически из ничего получается дельная вещь. И все, у меня глаза разгорелись. Но чтобы заняться вплотную, места не было: мы с супругой оба городские, – вспоминает Александр. – Потом Ирина книгу подарила. Хорошее издание, перевод с английского, с иллюстрациями. С этой книжечки все и началось. Она у меня до сих пор живая. Автор Барбара Мейнард с азов объясняет, как материал подобрать, как готовить, как плести.

Бобровка для Андреевых – уже родная. Александр с молодой супругой приехал сюда после окончания сельхозинститута. Им сразу же колхоз предоставил квартиру в коттедже. В нем живут и по сей день. Все подворье под себя организовали. Глава семьи сам и гараж поставил, и летнюю кухню. В этом доме выросли и сын с дочерью, и четверо внуков: старшей внучке уже 17 лет, младшему – четыре. Все они хорошо знакомы с увлечением деда. Не только внукам, но и племянникам мастерил детские кроватки. Столько подвесных кресел в виде кокона соорудил! А Ванечка уже года три катается на плетеных саночках – ни у кого в деревне таких нет.

Однако в бытность работы в колхозе времени на хобби не хватало. Заведующему фермой было не до лозы. После банкротства сельхозпредприятия пришлось устраиваться в уголовно-исправительную систему. Вот тогда хобби пришлось очень кстати, после напряженных дежурств плетение дарило душевный покой. От рядового до майора дошел, и увлечение в этом сыграло не последнюю роль.

Первым изделием, которое сплел Александр, был стул, хотя во всех изданиях рекомендуется начинать с простого – подставки, подноса или корзинки. Он их тоже смастерил, но позже. А вот к главной своей мечте – кресле-качалке – подошел только лет через десять, когда опыта набрался.

– Я ни у кого не учился. А вот у меня учились. Опытом готов делиться со всеми. Для лозоплетения не столько талант, сколько усидчивость и целеустремленность нужны, – уверен мастер. – Ну и наблюдательность, наверное. Даже фильм смотришь иной раз, нет-нет да и мелькает какая-нибудь плетеная мебель. Глаз сразу цепляется. Моделей много. За всю жизнь всего не переделаешь, что можно сплести из ивы.

Прутик к прутику

Косичкой, квадратом, веревочкой – способов плетения множество. Александр в постоянном поиске новых форм и идей. Прутик к прутику – переплетения во множестве интерпретаций создают свой оригинальный узор. Глаз не отвести от этого витиеватого чуда. Различные виды корзинок, подставки, стулья, побольше и поменьше, новинка – барный столик по заказу супруги. Во всех этих поделках для мастера главное – функциональность.

– Я делаю все то, что мне в голову взбредет, или то, что нужно моим близким, родственникам. Чтобы не безделушка, а в жизни нужная вещь. Стулья, которые я делаю, по десятку лет служат. В предбаннике стол стоит – тоже уже давно сладил. На кресле-качалке года три катаемся – круглый год в беседке стоит, – рассказывает Александр. – Сейчас не проблема найти, как делается то или иное изделие: в интернете полно всего. Но я с ним не больно дружу. Что увижу, все равно по-своему переделываю.

Стул – самое расхожее изделие в арсенале Андреева. Какой бы формы ни был, в нем главное – соблюсти механику. Сиденье давит на распорку. Чтобы ножки не разъезжались, делается разлучина, которая крепко скрепляется. Всю эту физику и математику умелец с 90-х годов, когда первый раз взялся за этот предмет мебели, изучил досконально.

Секреты мастерства

Самый ответственный и не совсем творческий процесс – подготовка прутьев. Первым делом снимается кора. Для этого лозу надо сварить. Материал Александр готовит с запасом, чтобы хватило на случай, если что-то выйдет из строя. Например, на корзину уходит больше 50 прутьев, каждый – по метру.

– Обязательно надо знать материал. Это передать невозможно, надо самому доходить. Трогать, ощущать руками, что подойдет, – делится секретами мастер. – Казалось бы, плакучая ива – то что надо для плетения: прут гибкий, как хочешь можно положить. Но уж больно хлипкий, вещь получится недолговечная. И из нее стоячки не сделаешь: они же сгибаются даже под своим весом. Прут, что растет на речке, легкий: середина у него пустая. Из-за этого менее прочный. А вот краснотал плотный. Но изделия из него получаются тяжелые. Поэтому я использую разные сорта ив: там, где гнуть, один вид, где крепость нужна – другой, а чтобы облегчить изделие, вплетаю третий. Например, плету корзину со дна, затем подставляю стоячки кверху из красной ивушки. Из них же формирую кромку корзины. Так и прочнее, и красивее: как бы с узором получается. Еще под корой она не сохнет, все время подвижная. А речная через час засыхает. Надо загиб делать, а прут ломается. В интернете таких секретов не найдешь, только с опытом приходит.

Особого мастерства в лозоплетении требует изготовление лент. Они в основном служат для скреп­ления деталей или декорации. Могут использоваться и как самостоятельный материал: из них плетутся корзины, поверхности столов и стульев. Но тянуть ленту тоже надо уметь: не у каждого она получается.

– На ленту идет годовалый прут. Он колется на несколько частей. Это трудоемко, потому что пруток диаметром до 10 мм расщепляется колунком на несколько частей. Потом протягивается через специальный станочек, который срезает внутреннюю часть прута. Самая крепкая – внешняя оболочка, она как раз идет в работу. Лента тонкая, но очень прочная, даже мужику не под силу ее порвать. Только быстро засыхает, из-за чего становится ломкой. Но это не страшно, потому что можно быстро оживить, стоит всего лишь увлажнить.

Работы Александра нигде не купишь: он их только дарит.

ОтДушиНа

Каждое изделие, созданное Александром, уникально. Не стремясь угодить заказчику, делает только то, что ему нравится. И его работы нигде не купишь: он их только дарит. На юбилеи близких и друзей подарок начинает готовить за полгода, если не раньше. На одно торжество уже готов комплект из стола и стульев. Упакован, ждет своего часа. Другой – еще в деле. Но время пока терпит: торжество в октябре. А одно время юбилярам дарил кресла-качалки, в год по два-три мастерил. На такое объемное изделие материала надо много.

– Это сейчас есть что показать. А бывает, что из плетенки дома нет ничего. Не задерживаются. Иногда приезжаю к родственникам и заново открываю свои изделия. Я про них уже забыл. Поэтому начал фотографировать. А то даже узор не помню, – смеется Андреев. – Как ушел на пенсию, пытался свое хобби монетизировать. Сотрудничал с одной компанией. Закажут штук 50 корзинок, и ты день за днем ляпаешь одно и то же. И это месяцами. Нет – это не по мне.

Александр Андреев не ведет счет изготовленным изделиям, но уверен – уже больше тысячи смастерил с тех пор, как встретил свою Ирину и с ней возвел крепкую семью. Сегодня лозоплетение для мастера – «отДушиНа»: каждое изделие им с душой создается и от души дарится.

Татьяна ДАВЫДОВА

Фото: Евгений ЛИТВИНОВ

Рубрика:  Народные промыслы. Номер:  № 2 (268). Год:  2021.

Свежий номер «Агро-Информ»

«Агро-Информ», апрель 2021

«Агро-Информ», апрель 2021
Скачать pdf