Размер:
AAA
Цвет: CCC
Изображения Вкл.Выкл.
Обычная версия сайта
Поиск

Фермер, который не боится экспериментов

Фермер, который не боится экспериментов

Гурманам на радость – фермер из Красноярского района Роман Алиев год как занимается производством мраморной говядины. Продукцию из Нового Буяна уже облюбовали предприятия HoReCa областной столицы.

Все дело – в комфорте!

Ферма Романа Алиева непохожа на традиционные монументальные животноводческие комплексы. Посреди чистого поля – высокий облегченный навес со стенами-времянками. На первый взгляд, строение несуразное. Но здесь все сделано по технологии. В основе строения конструктив – каркас из труб. Ворота легко снимаются. Это важно для проведения всевозможных работ, а также позволяет без проблем продолжить навес и увеличить площадь фермы. На лето вместо стен остается легкая защита от ветра из жердей – они устанавливаются на зиму. Все напоминает конструктор, который легко можно разобрать, переделать и быстро собрать заново.

– Те, кто всю жизнь работали в животноводческих закрытых комплексах, видят и не сдерживают возгласа: как же тут зимой – ветер, холодно?! А летом – мошкара, гнус. Но все продумано, – с хитрой улыбкой говорит Роман Алиев. – Вот летом стояла у нас жара под 40. Приехали бы, как думаете, где бы находились? Забежали бы сюда – здесь хорошо, прохладно, а там невыносимо. Так же и зимой. Вот в чем и заключается эта технология – в комфорте! Это американская технология, но и в России ее очень много дорабатывали.

Высота имеет значение

Построить такую ферму кому-то может показаться просто. Но в ней заключена целая технология холодного откорма, которая позволяет получать максимальные привесы. Главная ее задача заключается в том, чтобы создать комфортные условия животным. Технологию Роман Алиев изучил до тонкости. Он по первому образованию строитель: как никто знает, что в таких строениях важна не столько красота, сколько функционал.

– Здесь все не просто так. Это вторая ферма в моей жизни, которую я строил. Сначала был десятитысячник, – вспоминает Алиев. – Как эту ферму поставил, вслед за мной попытались построить нечто похожее так называемые мои последователи. Один взял и крышу сделал ниже: мол, зачем материал тратить на такую высоту. И все – это уже не будет работать: летом там невозможно будет дышать от жары. В такой конструкции объем воздуха должен вращаться относительно количества поголовья внутри. На нашей ферме высота в коньке 7 метров. Точно так же имеет значение расположение фермы по сторонам света.

Пока мы беседуем с фермером, живность не активно, но ищет удобное для себя место. Одни бычки расположились на солнце, другие, наоборот, спрятались в тенек, третьи уминают комбикорм за обе щеки – и всем всего хватает. Никто в упорном бою не добивается места под солнцем. Животные даже не мычат, больше лежат на боку.

– Традиционно летом на фермах все поголовье пасется на пастбищах. Везде жара. Никто не ест, все прячутся в тень, в лес забегают. А надо, чтобы паслись. Ведь наша задача – заставить животное есть больше, чтобы оно набирало вес, – продолжает фермер. – Человек не ест, когда хочет выглядеть хорошо, быть стройным. При откорме, наоборот, нужно сделать так, чтобы животные несмотря ни на что переедали. Это возможно, если только его все условия будут устраивать. Вот на нашей ферме сразу видно, что им хорошо: большинство лежит – это очень важный показатель. Голодный недовольный бык не ляжет.

В чистом поле

Свое предприятие Роман Алиев основал в прошлом году. Житель Самары нашел новое пристанище в чистом поле близ села Новый Буян. И дело не в том, что не мог нигде найти помещение старой фермы. Все наоборот – изначально искал именно пустой рельеф, который бы соответствовал нужным параметрам. Облюбовал это поле, потому что кругом оно скрыто лесом, но свет попадает в достатке. Полностью ровное, без ложбинок.

Зимой построил навес, а в апреле уже зарегистрировал крестьянское (фермерское) хозяйство. И первыми новоселье в ангаре справила партия герефордов, которых животновод приобрел в агрохолдинге «Василина».

– Главная задача, которая стояла передо мной, – производить премиальное мясо. Поэтому не гонялся за большим поголовьем. Так, например, для производства товарного мяса надо держать около 2 тысяч голов. У нас первое поголовье было 200 голов. Бычки в возрасте 4 месяцев. Мы их взяли с весом около 135 кг, – вспоминает фермер.

Сегодня на ферме осталось с десяток старожилов. Они имеют очень внушительный вид. Бычки здесь содержатся до возраста 18 месяцев, пока не наберут свои 550–600 кг, и идут на реализацию. А в соседних загородках герефорды поменьше. Самым юным здесь всего пять месяцев. Готовится загон для приема малышей. Им предстоит здесь пережить зимовку.

Потомки английских аристократов

Ферме всего год, но здесь основательно обосновались светские аристократы английских кровей. Герефордская порода родом из туманного Альбиона: выведена в графстве Херефордшир в XVIII веке, отсюда и название. Она славится своими крупными размерами, силой и дорогостоящим мясом. Именно поэтому на бычков этой породы Роман Алиев и сделал ставку.

– Казахская белоголовая, герефорды, абердин-ангусы, симменталы – все это мясные породы, каждая имеет свои особенности. Но главное, если у них генетика хорошая, дают прекрасные показатели, – говорит фермер. – А вот от голштинизированных животных хорошего качественного мяса не получишь. Это порода молочного направления. Да, у них каркас большой, больше любого герефорда или ангуса вырастают. Но по качеству это мясо никогда не сделаешь мраморным.

В герефордах для фермера сошлось все, что ему было важно в крупном рогатом скоте. Они выносливы, приспособлены к различным природным условиям, к продолжительному содержанию на пастбищах, хорошо переносят длительные перегоны и холода. Для технологии холодного откорма лучшей породы и не надо.

Свое красно-пестрое поголовье Алиев любя называет «ребята» или «мальчики». На ферме одно из главных правил – не подвергать животных стрессу. Понятно, во время вакцинации или обработки не обходится без криков. Но в обычные дни это строго запрещено. Поэтому к бычкам можно спокойно зайти и почесать их за ухом, они не проявят ни агрессии, ни страха.

Без ручного труда

Сейчас ферма Романа Алиева рассчитана на 300 голов. Но в перспективе он планирует расширить ее для 500 животных. Обслуживать все поголовье будут всего два человека. Здесь все виды работ механизированы: кормораздатчик раздает комбикорма, погрузчик убирает навоз. Вода в поилки подается автоматически.

– Вручную здесь ничего не надо делать. Я категорически против этого, да и нет необходимости. Допустим, навоз – нет нужды его каждый день убирать. Вместе с соломой это получается теплый подстил. Смотрите, мальчики на нем лежат, как на истопленной печке или горячей батарее, – рассказывает фермер. – Кормушки установлены на заасфальтированной площадке шириной в три метра. Грязь по колено – это отвес у животного.

По соседству с фермой располагается кормоцех. Главная задача агрегата – смешать ингредиенты комбикорма равномерно. Смесь должна иметь мелкую структуру. Для производства кормов Алиев закупает зерно у местных производителей. В ход в основном идут пшеница и ячмень.

На 11 га располагающегося поблизости с фермой поля в этом году засеяли суданскую траву. Первый укос дал богатый урожай.

– В первый год была только солома. И то – даже не ячменная, а пшеничная: она бестолковая. Вот эти ребята на ней выросли. Солома – это не кормоединица для мясного скота. Это их любимая жвачка. А в этом году вместо соломы будет сено – побалуем бычков, – смеется фермер. – В мясном скотоводстве самое главное – комбикорм. Сенаж, сено, силос – это все для молочного производства. Они дают удешевление кормов, но качественное мясо на них не сделаешь. Только зерновой откорм позволяет получить настоящее мраморное мясо. В советское время герои соцруда делали 950 г суточного привеса. У нас выходит гораздо выше. 2,5 кг – это минимум.

Есть чему поучиться

Сегодня красноярский фермер уже взял под свое крыло два хозяйства. Задача такого сопровождения – научить, как добиваться регулярных привесов. За долгие годы в животноводстве у него накопился недюжинный опыт, и это показал уже первый год фермерства.

– Многие видят мою ферму и торопятся построить аналогичную. Я всем говорю – не надо торопиться строить. Можно малой кровью обойтись с помощью тех мощностей, которые существуют у них. Просто чуть поправить. В каждом деле есть нюансы, на них и надо играть, – объясняет фермер.

От кормов до прилавка

Свою продукцию Роман Алиев доводит до потребителя. В ходе беседы не раз оговаривается, что он против обезличенного мяса. С этой целью он организовал площадку премиального мраморного мяса, о котором известно всё: где произведено, чем откармливалось животное, какой за ним уход проводился.

Мраморное мясо свое название получило за свой внешний вид. На забой идут только бычки определенного веса и возраста. Благодаря особой технологии откорма и содержания мясо пронизано узором жировых вкраплений. Оно более нежное и сочное. А еще очень дорогое: 200 граммов японского вагю стоит от 6 до 20 тысяч рублей. В Стране восходящего солнца для того, чтобы мясо было нежным, бычкам даже делают массаж.

– Всегда ценится ручная работа, какой отрасли ни коснись. И у нас это индивидуальная работа, не поточная линия. У нас нет задачи 10 или 100 тонн мяса произвести. Стоимость премиального мяса нашего производства от 2 тысяч рублей за килограмм. И это еще невысокая цена, – говорит Алиев.

Самарские рестораны, кафе, бары у красноярского фермера берут всю линейку продукции. Порядка 26% от туши выходит премиального мяса. Самое ходовое – вырезка со спины, так называемый стейк рибай. Распространен и стейк тибон.

– До санкций все мясо премиального уровня импортировалось. Местному производителю невозможно было пробиться. Сейчас больше отечественного мяса. И наши производители этот рынок сделали в сто раз лучше. Завели такой ассортимент, какого раньше не было и в помине. Все части, которые мы не выделяли из туши, сейчас представлены широко, – рассказывает Роман Алиев. – Но все равно нашему производителю еще далеко до того уровня, который показывают за рубежом. Есть много секретов. Мясо должно созреть в вакууме хотя бы 10 дней, а в идеале 21 день. В закрытой среде при температуре +2…+5°. В этих условиях происходят биологические процессы ферментации: мясо становится мягче и вкуснее. Это влажное созревание. А есть сухое созревание, когда мясо в сыром виде вялится в течение трех месяцев. Оно очень дорогое. К нам культ мяса сухого созревания только еще приходит. Но сейчас уже есть такие рестораны, которые могут показать высший класс.

У Романа Алиева пока все впереди, но для себя он твердо обозначил цель и задачи – производить премиальное мясо по качеству не ниже японского вагю. Одна из ближайших перспектив – увеличить поголовье и выйти на грант как семейная ферма.

 

Татьяна ДАВЫДОВА

Фото: Евгений ЛИТВИНОВ

Рубрика:  Животноводство. Номер:  № 8 (262). Год:  2020.

Свежий номер «Агро-Информ»

«Агро-Информ», апрель 2021

«Агро-Информ», апрель 2021
Скачать pdf